воскресенье, 31 октября 2010 г.

Где искать логику?

Наверное, многим знаком такой психиатрический диагноз, как шизофрения. Иногда одним из симптомов этой болезни может быть шизофазия. Проявляется она в виде бреда, то есть человек не может правильно составить слова в предложении, хотя предложение строится правильно и речь достаточно внятная, а вот слова перепутаны местами. Иногда бывает совсем не просто расшифровать то что хочет донести до нас больной.
Однажды зимой, я вместе со своим другом Витяем прогуливался в районе метро Чкаловская. На улице было уже темно, с неба медленно сыпался снег, его было отчетливо видно в свете уличных фонарей, на тротуарах под тонким слоем снега мирно лежал твёрдый лед гололёд.  Именно этот лёд и привёл нас к бородатому мужичку.
 На вид ему было лет около пятидесяти, полуседая неопрятная борода, грязная и порванная куртка.  В целом вид его напоминал нам обычного городского бомжа. Мужчина попросил закурить, после чего сразу завязался диалог, хотя диалогом наше общение назвать было трудно. Мужчина говорил Витяю, что его, Витяя, ждали на Литейном, хотели премию дать. Далее разговор зашел про какие-то ленточки и пакеты. Мысли и речь бородатого мужичка явно путались. Самое страшное в этом, то, что он этого не осознавал.
Будьте разумными.

Гипнотизёры не позёры.

Все чаще встречаются в обыденной жизни необычные личности с  особыми способностями. Всё больше появляется различных курсов по НЛП и гипнозу.
К сожалению не все способности применяются во благо обществу. Тут совсем недавно был случай с моей знакомой. Она как раз таки и попалась на уловку одного из таких мошенников, работая кассиром в крупном супермаркете.
Дело было рано утром. Сразу после открытия, к кассе подошел первый покупатель, положив на ленту какую-то мелкую безделушку, он протянул пятитысячную купюру. Кассир, отсчитав молодому человеку сдачу, продолжила работать в обычном режиме. В конце рабочего дня  Ира пересчитала имеющуюся в кассе сумму и поняла - не хватает пяти тысяч… Как позже выяснилось, она просто не взяла купюру у первого покупателя.  Вот такие вот бывают дела.
Я тоже несколько месяцев назад встретил человека, голос и речь, которого просто усыпляли. Я тогда ехал от Солнечногорска до Твери, с водителем хлебовозки, который рассказывал про газовые системы, дизельные и бензиновые моторы. Глаза его были немного диковаты, такое впечатление, что человек не спал уже вторые сутки, и вместе с тем голос спокойный и ненапряжный. Через пол часа нашего общения я вдруг заметил, что странным образом начинаю засыпать, глаза слипались сами собой… Хорошо что ехать было не так далеко…
Всегда следует быть осознанным!

четверг, 14 октября 2010 г.

Солнечная нация.

Узбекская речь становится всё привычнее и обыденнее для русского человека.
Я сижу в строительной бытовке и пытаюсь вычленить хоть одно слово из мелодично льющейся узбекской речи двух узбекских директоров. Смотря на лица недоумевающих русских прорабов, я понял что по узбекски, они также как и я не понимают. Эти двое пузатых узбека плохо говорят по русски и с трудом пытаются объяснить свои мысли.
В вагончик зашел директор кладбища и общая атмосфера в помещении сразу поменялась. Он беспокоится по поводу приехавшего тех.надзора, ведь работы по благоустройству кладбища ведутся в несоответствии с проектом. И вместе с тем, директор кладбища внешне держится спокойным и уверенным. Как только все вопросы были решены, каждый занялся обедом. Прорабы пошли в близлежащую столовку, рабочии принялись готовить свои узбекские блюда. Кто на костре, в большом казане, кто на маленькой, еле греющей электрической плитке... Недовольной осталась только прорабская собачонка запертая в машине...

Роковая встреча.

Кокаин!  Кокаин! Где мой кокаин!? Орал Джек. Его глаза были налиты кровью, в них можно было разглядеть только бешеную злобу и зашкаливающую агрессию. Он метался по комнате и продолжал орать на присутствующих.

Через 40 минут его уже увозила карета скорой помощи. Несколько месяцев Джек провёл в реабилитационном центре, после чего был суд и трёхлетнее заключение. Срок, казалось бы, не такой уж и большой, но именно тюрьма разделила его жизнь на две части, до и после.
Три года прошли быстро. Освободившись из заключения, жизнь постепенно наладилась. Прошло около пяти лет с того злосчастного вечера, Джек обзавёлся семьёй, и они с Кристиной уже начали подумывать о малыше.
В один из вечеров они отдыхали в клубе «Родстрих», где собиралась вся элитная тусовка города. Среди гостей Джек случайно заметил именно того, тогда ещё молодого, парнишку, который его подставил в тот злополучный вечер.  Внутри начал закипать котёл с раскалённым маслом, Джек бросился в его сторону. Кристина только и успела схватить его своими нежными руками. Успокоить Джека не удалось, ночь продолжилась в полицейском участке.

Сумасшествие.


Герман сошел с ума. Елизавета Михайловна стояла у окна. Она уже привыкла встреча Германа именно в это время, но он не возвращался. Елизавета Михайловна никак не могла осознать. Она часами напролёт стояла неподвижно и ждала, ждала своего единственного сына. Нельзя сказать, что она ощущала печаль, нет, это даже не тоска и не грусть, это не горе, это пустота, до ужаса шокирующая внутренняя пустота.
Елизавета Михайловна уже не ощущала течения времени, ей не хотелось ни спать, ни есть. Из неё как бы вынули душу, она была готова отдать ей дьяволу, чтобы вернуть сына.
В какой-то момент ей показалось, что он вернулся, что он стоит у неё за спиной  и с виноватым лицом  не может вымолвить ни слова. Елизавета Михайловна чувствовала его присутствие всей своей сущностью, чувствовала его дыхание, чувствовала, как бьётся его сердце. Она боялась обернуться, ведь знала. Знала, там же, глубоко внутри, что это всего лишь очередная галлюцинация. Обернувшись, она увидела только пустую комнату, ведь мебель была уже почти вся распродана.

Деревенский быт.

С раннего утра и до позднего вечера в это время года, мне приходилось ходить взад и вперёд по полю, ко мне был прикреплен некий груз, который приходилось тащить за собой, он же в свою очередь врезаясь в землю и оставляя в ней борозды, создавал сопротивление. Боги, которые меня окружали, имели свою иерархию, тонкости этой замысловатой игры до меня доходили с трудом, да и не моё это дело. Я много работал и постоянно уставал, со временем мне удалось смириться с этим. Самым любимым временем у меня было отсутствие света, или как говорили боги, ночь. Именно тогда я мог полностью предаться воспоминаниям. Я видел своё беззаботное детство, тогда я ещё мог свободно бегать по дорожкам среди деревьев и кустарников, особенно мне нравилось щипать траву возле большого углубления в земле, в нём была холодная и прозрачная жидкость, ещё её называли вода.
Вот и снова утро, снова работа, те же самые окружающие меня существа. Существо женского пола, как то я слышал, что её называли хозяйкой, никогда не работала, она практически всегда носила с собой небольшую книжечку и постоянно, что-то говорила другим существам, после чего они начинали работать более усердно. Иногда она разговаривала и с моим хозяином.

Внутренние струны.

Артём целый день бродил по безлюдным улицам города. Он размышлял о том как звучит этот город, пытался как бы измерить городские звуки, своими внутренними невидимыми приборами. Он слышал доносящийся из глубин дворов крики играющих детей, выделял отдельные звуки, как бы вылетавшие из открытых окон. Фоном же всему этому был городской гул, на который Артём уже привык не обращать внимание. Этот гул, как бы пронзал всё его тело маленькими иголочками и создавал ощущение гармонии всего происходящего.
Прейдя домой, Артём задумался над тем как можно передать звук города при помощи музыкальных инструментов, он уже два года занимался игрой на скрипке. Закрыв глаза, Артём пытался вспомнить и почувствовать эти маленькие иголочки. Просидев над скрипкой около получаса , Артём плавным и медленным движением взял её и заиграл. Мысли его были чисты, а если быть точным, то их попросту не было, он играл. Играл не на скрипке, игра заключалась в покалывании иголочками внутренних струн души в районе солнечного сплетения.